?

Log in

No account? Create an account

Бред какой-то
fitulk_a

"О чем просили?
fitulk_a
Ну, вот по сведениям, которые у меня есть, речь идет о многочисленных судебных делах, сугубо экономического характера. Это вам не ЕСПЧ, с этими, что называется, не забалуешь. Тут речь идет не о каких-то гуманитарных проблемах, а о сухих бабках, о большой серии дел, которые шли, идут сейчас и завтра будут идти по поводу отъема у «Роснефти» и других государственных компаний имущества, которое и было ими приобретено в результате разграбления «ЮКОСа». Давайте отдавать себе отчет в том, что «ЮКОС» был огромной международной компанией с большим количеством акционеров, в том числе акционеров очень влиятельных. Эти акционеры живы и хорошо себя чувствуют, и они продолжают переживать по поводу утраченных тогда денег. И вот, собственно, сейчас наступил этот сбор урожая. На протяжении последних нескольких месяцев последовательно Российская Федерация целиком или отдельные ее компании, вроде, например, «Роснефти», последовательно проигрывает эти дела и приближается к самому страшному, приближается к делу о так называемой Энергетической хартии. Это крупнейший такой специализированный экономический трибунал, который размещается в Голландии, и там предстоит чрезвычайно серьезное судилище. То есть, собственно, процесс там, насколько я понимаю, уже закончился, сейчас наступил этап выработки решения, подготовки мотивированного решения. Оно должно было быть объявлено еще до Нового года, но, вот по последним сведениям, кажется, оно перенесено на весну. Так вот, это вещь, которая должна, ну, поставить «Роснефть» просто на грань разорения, потому что суммы и объемы, о которых там идет речь, суммы денег и имущества, которое должно быть возвращено законным владельцам, вопреки знаменитым историям про рюмочную в Твери… помните, рюмочную «Лондон», и какой-то там «БайкалФинансГрупп», и всякое такое прочее, и вот это вот разграбление «ЮКОСа»? Все это сегодня возвращается назад и все это совершенно неотвратимо надвигается и на крупнейшие российские компании, типа «Роснефти», и на важных российских деятелей, и на Российскую Федерацию в целом, и на Путина лично."

С. Пархоменко на Эхе Москвы

"Мы увидим,
fitulk_a
что Путину и всей его королевской рати пришлось во всю свою мощь, во всю свою огромную пропагандистскую трубу дуть, устраивать историю с третьим делом, заряжать Следственный комитет и Прокуратуру, делать заявления по поводу того, что завтра будет происходить с этим третьим делом, всячески демонстрировать всякие свои сложные серьезные намерения, для того чтобы на веревке тащить Ходорковского к этому помилованию, для того чтобы заставить его путем угроз, шантажа, давления и уговоров согласиться на это помилование. Ведь так же дело обстояло, мы же с вами это видим. На самом деле ситуация выглядит абсолютно вывернутой. Прошение о помиловании, вот то самое, о котором мечтал Путин – это когда человек просит, а тот соглашается. В этой-то ситуации произошло ровно наоборот."

Пархоменко на Эхе

мотивы
fitulk_a
настя

Прямо слеза пробила
fitulk_a
приготовишка моя принесла из школы

ATT25934

(no subject)
fitulk_a

Моя рецензия на «Афише»

Легенда №17

Клюква, фильм не понравился, слабый сценарий, плоский, интересно на уровне статьи в википедии... Не щекочет в носу нигде ни разу. Козловский хорош, Меньшиков хорош, Меньшов очень хорош, но очень очень банально. Михалков либо внезапно ослаб, либо пальца не приложил к этому сценарию. Испанская мама только понравилась еще.


Ворона и лисица
fitulk_a
IMG_0316


Как-то за два года, прошедших с момента на фото, ребенок ретроспективно поумнел что-ли...
IMG_0050

Чего не скажешь обо мне...
IMG_0367

случайно
fitulk_a
Люблю когда вот так симпатично во френдленте получается:
Безымянный

А вот вчера было:
Безымянный1

Солнце на нашей улице
fitulk_a
ATT65064


ATT40752

История Руси от Татьяны Никитичны Толстой
fitulk_a
"...
Вот у меня есть такая иллюстрация: существовали мирно два народа. Один – тихие славяне, первое упоминание в пятом веке. Вот они занимались каким-то там бортничеством, что-то сидели в своих лесах, что-то куда-то ходили в холщовых своих сарафанах. Умыкали невест у воды. Как-то у них тихо-мирно текла жизнь, раз про них никто ничего толком не знал. И были буйные варяги, у которых от агрессии глаза слепли. Краснорожие, страшные ебари, выпивохи, воины. Вот они ходили до Царьграда и назад, грабили, буйствовали. И как-то зашли на Русь. И завязли. Скрестились, переженились и завязли. (Точнее говоря, они зашли к славянам, и тогда началась Русь. Новый гений места.) Прошло небольшое время, и выходят какие-то три богатыря на распутье. Вроде ты варяг, а куда идти-то, и непонятно. «Давай на Царьград, как раньше ходили! – Да что-то как-то неясно. – А вот гроб стоит. Лягу в гроб. А вы, ребята, меня закройте в гроб. – А что будет? – А что будет? Плохо будет! Очень будет плохо. – А. Ну, значит, помирать».

Что, варяги, вы что, вы с кем связались? А вы, славяне или там чудь? Вы с кем связались?

Короче говоря, произошла нехорошая – по Льву Гумилеву – пассионарность. Антипассионарность. Скрестились эти несовместимые ребята в какой-то момент, и этот народ начал здесь существовать. Притом что вскоре татары пришли, со страшной силой всех тут оттоптали, как могли, ужасное какое-то оставили по себе впечатление. Может быть, мы даже стали татарами. Но на самом деле мы – вот эта вот какая-то чудь варяжская. Вот это в нас гораздо сильнее. Клянусь – чувствую. Но за всех не скажу. Возможно, мы живем среди татар. Возможно, наши оккупанты – вот они: в ЖЭКе засел, в партии «ЕР» засел. Мент пришел.

А в основе мы сумасшедшие варяги, скрещенные с чудью и сверху татарами прихлопнутые. И вот все это вместе намешавшееся, оно же непонятное. Оно уходит куда-то внутрь, оно волнует, у него есть внутренняя какая-то жизнь, недодавленная тридцатыми годами, всей этой советской сволотой, которая прошлась по деревням и всех подавила. Все равно поездка в деревню и разговор с народом – не вот с этой сволочью, которая из города приехала, а еще там оставшимся народом... Они же удивительные. Они молчат-молчат, а потом заговорят – такое узнаешь! Совсем не то, что здесь узнаёшь, на лестничной площадке. И вообще, тихий какой-то шелест там стоит, не заглушенный еще. "


и резюме:
"И как я могу захотеть от этого уехать в вечную сушь западную? Хотя там удобно, прекрасно, дороги починены, сыр двести сортов, пешеходов давить не принято, права человека, хуе-мое. А вот не в этом счастье, не в этом."